ИслУ*ители Божьи  

ИслУ*ители Божьи



Глава 2


Какой же на самом деле была Елена Уайт



— Да, должны, — согласился пастор Даунтон. — Но
это все равно может разочаровывать людей. Когда я
впервые присоединился к церкви адвентистов седьмого
дня, я думал, что встретил самых прекрасных и замеча­
тельных людей. И большинство из них действительно
были таковыми, но, к сожалению, не все. Если вы со­
вершаете пасторское служение, вы можете видеть дру­
гую сторону человеческой натуры, которую бы вы
видеть совсем не хотели, но это правда жизни. В ран­
ние годы своего существования адвентистская церковь
буквально бурлила от бесконечных споров вокруг пра­
вильного истолкования десяти рогов из Дан. 7, вокруг
истолкования слова «ежедневная» в 8-й главе этой же
книги, вокруг природы закона в Послании к Галатам и
истолкования Армагеддона. Сегодня многие адвенти­
сты, оглядываясь назад, не понимают, что же вызывало
у них такие ожесточенные споры.

—Ты прав, и, может быть, следующее поколение
тоже будет посмеиваться над нами, — добавила Джейн.

Эта беседа заставила и Шэрон высказать свое мнение:

—Да, мы действительно часто удивляемся, почему во­
круг столько шумихи. Почему некоторые люди не могут
согласиться с тем, что кто-то может иметь другое мне­
ние? Почему они пытаются разрушить авторитет челове­
ка, мыслящего иначе, и заклеймить его имя? Отношение
нетерпимости к инакомыслящим — вот причина, по ко­
торой многие из моих друзей покинули церковь. Они
пресытились этими постоянными распрями и травлями.

—Елена Уайт согласилась бы с тобой, Шэрон, — ска­
зал доктор Смитарст. — Позволь мне зачитать тебе, как
она понимала то единство, которое мы должны иметь.


НАСТОЯЩАЯ ЕЛЕНА УАЙТ

Он взял в руки бумаги и, улыбаясь, сказал Шэрон и Михаэлю:

— Вот она, настоящая Елена Уайт: «Христос молился,
чтобы Его ученики могли быть едины, как Он и Отец
едины. Но в чем заключается это единство? Единство
заключается не в том, что все имеют одинаковый харак­
тер и темперамент и думают одинаково...

Кто-то может хорошо знать Писание, и некоторые места из Библии представляют для него особую цен­ность. Другой видит ценность лично для себя в других библейских отрывках, таким образом, кто-то представ­ляет одну точку зрения, кто-то — другую, и обе эти точ­ки зрения представляют огромную ценность. Это Божий замысел. Но если кто-то ошибется в своем пони­мании библейского текста, является ли это причиной для разногласия или раздоров? Ни в коем случае. Един­ство церкви состоит вовсе не в том, что каждый понима­ет и видит истины Священного Писания одинаково. Церковь может анализировать все мнения, чтобы ула­дить разногласия, но мы не можем порабощать волю и разум человека, чтобы решить проблему несогласия. Эти попытки разобраться, анализируя ту или иную точ­ку зрения, хотя и могут скрыть разногласия, но они не помогут достичь совершенного единства во мнении. Ничто не может принести совершенного единства церк­ви, как только дух терпимости Христа»''.



—Таким путем мы и должны идти! — воскликнула
Джин.

—Мне нравится такой подход, — добавил Михаэль.


11 Manuscript Release, № 898, Love, the Need of the Church, release requested by R. W. Olson for general use.




Глава 2


Какой же на самом деле была Елена Уайт



— К сожалению, мы не всегда пользуемся этим сове­
том, — сказал мистер Даунтон. — А это могло бы сохра­
нить церковь от многих серьезных проблем.

— Итак, именно с такими «борцами за справедли­
вость» и столкнулась в 1888 году Е. Уайт. Она попросила
их оставить в покое двух молодых людей, которые осме­
лились представить свои взгляды на всеобщее обсужде­
ние. При этом Е. Уайт заметила, что проблема должна
решаться только с помощью Библии. Возможно, ее вос­
приятие христианства лучше всего можно понять из
слов, записанных в книге «Желание веков»:

«На примере милосердного самарянина Христос на­глядно раскрывает суть истинной религии. Он показы­вает, что религия заключается не в доктринах, не в символах веры и обрядах, а в делах любви, в заботе о бла­гополучии ближних, в подлинной доброте»12.

— Мне нравится позиция Елены Уайт, — заметила
Шэрон. — Я бы хотела, чтобы и пожилые члены церкви
услышали то, что она говорит. Мне кажется, что многие
молодые люди, подобно мне, не хотят вникать в учение
церкви по причине неприязненного к ним отношения
со стороны старших членов церкви.

— Ты права, Шэрон, — произнес доктор Смитарст. —
Мне это тоже не нравится. Но помни, что и Елена Уайт
сталкивалась с подобного рода людьми в церкви. Послу­
шай, что она пишет: «Разве это хорошо, что среди наро­
да Божьего проявляется тот же дух, который мы
осуждаем в других деноминациях. И это из-за того, что
мы расходимся во взглядах по тем или иным вопросам...
причем совершенно несущественным? Будем ли мы
продолжать лелеять этот самый дух в нашей церкви...
дух охлаждения дружеских отношений, отсутствия до­
верия, сознательного искажения мотивов, стремления
пресечь попытки других людей выразить свое личное



Желание веков, с. 497.


мнение, отличающееся от нашего, чтобы потом превра­тить этих людей в объект для осуждения.

Благочестие, которое заключает в себе Евангелие, никогда не несет на себе колючек и шипов, никогда... из-за того, что люди мыслят по-разному... не рушит тес­ных взаимосвязей, не разделяет тех, кто имеет одну веру, одно сердце. К сожалению, различие в толковани­ях того или иного библейского текста может заставить членов церкви забыть о религиозных принципах. Нака­пливаются обиды и подозрения, пробуждаются челове­ческие страсти и развивается противостояние, причем в грубой, осуждающей манере всему, что идет вразрез с их собственной точкой зрения. Это совершенно не христи­анский дух, это дух иного рода»13.

— Я никогда не слышал, чтобы так говорила Елена
Уайт, — проговорил Михаэль. — Может быть, проблема
в том, что старые члены церкви тенденциозно цитируют
Е. Уайт, игнорируя те ее высказываниями, которые вы
только что прочитали. Жаль, что те, кто постоянно ссы­
лаются на Е. Уайт, сами не следуют ее советам.

— Ты прав, Михаэль, послушай, что она писала тем,
кто противостоял новым идеям Джоунса и Ваггонера в
1888 году:

«Если каждая идея, которую мы отстаиваем в наших доктринах, истинна, то неужели истина не устоит при тщательном исследовании? Неужели истина потерпит по­ражение и падет, если ее подвергнуть критике? А если это произойдет, позвольте ей упасть. И чем раньше, тем луч­ше. Дух, который противостоит дальнейшему постиже­нию истины в христианской манере, это не Божий дух».14

— Здорово! — воскликнул Михаэль. — Я думаю, что
церковь стала бы более привлекательной, если бы все
прислушивались к советам, которые делала Елена Уайт.

13 Рукопись 13,1889.

14 Письмо 7, 1888.


Глава 2


Какой же на самом деле была Елена Уайт



Я даже считаю, что тогда в наших общинах было бы больше молодых людей. Ведь большинство членов на­ших церквей — это пожилые люди. Молодежь, подоб­ная нам с Шэрон, вынуждена искать другие общины, где есть молодые люди, поскольку многие наши церкви страдают дефицитом молодежи. И не всегда удается найти общину, где есть молодежь.

— Как это не прискорбно, но ты прав, Михаэль, — за­метил доктор Смитарст. — Это печальный факт, но я хо­тел бы, чтобы ты знал и о том, кем фактически была организована адвентистская церковь. Знаешь ли ты о том, что наша церковь была организована молодыми людьми? Так, Елене Уайт, когда Господь призвал ее на служение, было всего 17 лет. Джеймсу Уайт было 21, ко­гда он стал проповедником миллеритского движения. Он одолжил лошадь, упряжь с седлом и отправился про­поведовать. За одну зиму 1842 — 1843 гг. он обратил ко Христу свыше тысячи человек.

Урии Смиту было 21 год, когда он стал работать в офисе Ревью, в Рочестере, штат Нью-Йорк. Он написал огромную работу на тему исполнения пророчеств и по­следнего времени, в которой насчитывалось более 35 тысяч слов. До волдырей на руках он обрезал печатные издания с помощью всего лишь перочинного ножа.

Стефану Хаскеллу, когда он впервые услышал пропо­ведь о Втором пришествии, было всего 19 лет. Он так был потрясен всем услышанным, что начал делиться своими впечатлениями с окружающими. Друг уговорил его стать проповедником и говорить о Втором пришест­вии, и Хаскелл пообещал ему сделать это, если предста­вится шанс. Хаскелл, на самом деле, пошутил, но его друг позаботился о том, чтобы шанс тому все-таки вы­пал. Стефану удалось выступить с проповедью, и он продолжал время от времени возвещать весть о скором


Пришествии, пока занимался продажей мыла собствен­ного производства.

Двадцатилетний Дж. Н. Лафборо проповедовал по воскресеньям в течение трех лет, когда услышал истину о субботе. Он немедленно сделал свой выбор в пользу со­блюдения субботы и стал разъездным проповедником.

Из наших адвентистских пионеров всего лишь один человек был пожилого возраста — это Джозеф Бейтс. Итак, эти молодые люди своими свежими идеями и мыслями бросили вызов тогдашнему обществу.

—Нашей церкви и сегодня нужны такие же молодые
люди, — добавила миссис Даунтон. — Они смотрели в
будущее. Им нравилась эта свобода мыслить, учиться и
расти. Они не боялись ошибиться.

—Все верно, — сказал пастор Даунтон, глядя на Миха­
эля и Шэрон. — Кстати, многих из них исключили из
церквей, поскольку эти церкви оставались закрытыми
для нового. И тогда эти молодые люди решили не разде­
лять ошибочных взглядов своих церквей. Они считали,
что Бог пренебрег израильским народом, папством и
протестантскими деноминациями именно потому, что
все они были слишком привязаны к своим традициям.
Они решили, что их церковь не повторит подобной
ошибки. Они так боялись стать похожими на другие де­
номинации, что поначалу даже не хотели создавать ка­
кую бы то ни было организацию. В конце концов, когда
они все же создали церковную организацию, они тем не
менее продолжали считать, что у них никогда не будет ут­
вержденного символа веры, как у других церквей.

—У меня с собой есть копия документа, связанного с
созданием организации, — вдруг произнес доктор Сми­
тарст. — Подождите-ка минутку.

Доктор взял свой портфель и нашел необходимую бумагу:





Ш


Глава 2


Какой же на самом деле была Елена Уайт



— В1861 году они собрали конференцию в Мичигане и
подписали следующий документ, который звучит сле­
дующим образом: «Мы, нижеподписавшиеся, утвержда­
ем данную организацию как церковную и присваиваем
ей имя Церковь адвентистов седьмого дня, соблюдаю­
щую заповеди Божий и имеющую веру в Иисуса Хри­
ста»15. Это все.

— Вы шутите? — воскликнул Даг. — Это что все, о чем

они договорились?

— Я уверен, присутствовали там и другие пункты ве­
роучения, по которым они были согласны между собой,
но это все, что они посчитали нужным записать в прото­
коле. На последующей за этим дискуссии Дж. Н. Лафбо-
ро говорил об опасности разработки каких-либо символов
веры. Он сказал тогда буквально следующее:

«Первый шаг на пути к отступничеству — это приня­тие какого-то символа веры, который будет диктовать нам, во что мы будем верить. Второй шаг — это сделать символ веры критерием церковного членства. Третий шаг — заставлять членов церкви держаться этого симво­ла веры. Четвертый — объявить еретиками тех, кто не исповедует это вероучение. И пятый — начать преследо­вание всех еретиков.

Эту позицию поддержал и Джеймс Уайт:

«Принять символ веры — это значит застолбить

что-то раз и навсегда и закрыть путь для дальнейшего

развития... Библия — вот что является для нас символом

веры. Мы отвергаем все, что придумано и установлено

человеком»16.

Подобную точку зрения разделяла и Елена Уайт. Все они видели, что в прошлом те церкви, которые устано­вили символы веры, остановились в своем развитии, и наши пионеры не хотели, чтобы это случилось и с их

15 Review and Herald, October 8,1861, p. 148.

16 Там же.


церковью. Мне нравится, как об этом написал Ричард Шварц. Позвольте мне прочитать:

«В начале ХГХ века эта деноминация заняла опреде­ленную позицию, сделав своим единственным симво­лом веры Библию, а критерием церковного членства — христианский характер»17. Фактически, если хотите, они были против догматизации веры. Многие из них пришли из церквей, которые, зациклившись на своих доктринах, стали закрытыми для всего нового, и наши пионеры не желали повторять их ошибок.

— Это интересно, — произнесла Шэрон. — Значит,
ранние адвентисты были открыты и принимали различ­
ные точки зрения.

— Да, помните о том, что они пришли из различных
христианских деноминаций, — заметил пастор Даун-
тон, — и они не боялись учиться и возрастать. Например,
на протяжении многих лет субботняя школа в Батл-Крике
проводила обсуждение темы о субботе, и эта дискуссия
публиковалась в главном церковном журнале.

— Я хотел бы, чтобы и сегодня было так же, как то­
гда, — произнес Михаэль. — Мы с друзьями обычно бо­
имся выразить то, что мы думаем на самом деле. А если
мы вдруг говорим что-то, старшие члены церкви начи­
нают искоса на нас смотреть. Иногда они очень недру­
желюбно настроены по отношению к нам. Я имею в
виду наших пожилых членов церкви.

— Да, к сожалению, реальность именно такова,
Михаэль, — согласился доктор Смитарст. — Ты мо­
жешь встретить и среди представителей старшего поко­
ления людей, открытых для новых идей, а среди своих
сверстников, наоборот, закрытых и не желающих

17 R. W. Schwarz, Light Bearers to the Remnant: Denominational History Textbook for Seventh-day Adventist Classes, prepared by the Department of Education, general Conference of Seventh-day Advenists, Mountain View, California, 1979, p. 167. Глава, в которой можно найти это высказывание, называется "Doctrinal Developments, 1849-1888".



i i



М:


\


Глава 2


Какой же на самом деле была Елена Уайт



учиться. То, что ты рассказал о своей церкви, действи­тельно иногда имеет место, но взаимосвязь между воз­растом и отношением к новому однако не столь очевидна.

— Это правда, Михаэль, — присоединилась Шэрон.
— Вспомни миссис Уилсон — она не против чего-то но­
вого, хотя ей и за 60, а Адам, несмотря на свою моло­
дость, кажется, неспособен быть открытым и учиться
чему-то новому.

— Ну, в принципе, да...

— Есть еще несколько интересных цитат, — прервал
их Дат, — и некоторые из моих более консервативных
друзей, являющихся представителями старшего поко­
ления, часто их приводят, чтобы показать, что Е. Уайт
говорила иначе. Я не помню их слово в слово, но что-то
вроде того, что мы должны стоять там, где мы есть, и ни­
чего не менять.

Доктор Смитарст посмотрел на Дага.

— Я хорошо знаю эти цитаты, Даг. Однако же, если
ты познакомишься с большинством из них, ты обна­
ружишь, что они были написаны в конце XIX и в нача­
ле XX века. Именно в это время Келлог написал свою
книгу «Живой храм» и пытался представить в ней
идеи, очень схожие с пантеизмом. Эти идеи отвергали
личностного Бога и разрушали веру в существование
Небесного Святилища, где Христос совершает за нас
Свое служение. Эти идеи противоречили верованиям
адвентизма. Елена Уайт боролась с этими опасными
ересями почти в одиночку и была вынуждена исполь­
зовать довольно резкий язык, чтобы остановить их
дальнейшее распространение. Примерно в это же вре­
мя она пыталась противостоять и еретическим идеям
Бэлленджера в отношении служения Христа в небес­
ном святилище. Очень важно принимать во внима-


ние, когда, при каких обстоятельствах и к кому были обращены ее высказывания18.

Классическое заявление Е. Уайт на тему развития доктринальной истины можно найти в книге «Нагляд­ные уроки Христа»:

«В каждом веке происходит поступательное развитие истины, так что каждая новая истина является Божьей вестью к людям именно того времени. Однако при этом и старые истины не потеряли своей значимости; новая истина не является совершенно независимой от преж­них, но представляет собой их продолжение, их разви­тие. Лишь основательно уясняя себе старые истины, мы можем действительно понять новые... Тот, кто отверга­ет новую истину или пренебрегает ею, не обладает в дей­ствительности и старой. Для него старая истина теряет свою жизненную силу и превращается всего лишь в мертвую догму»19.

— Как вы думаете, это имеет место сегодня в адвен­тизме? — спросила Джин. — Я имею в виду, что из-за того, что некоторые не возрастают в понимании духов­ных вопросов, они становятся закостенелыми в своих взглядах? Я не очень понятно выражаюсь, да?

Доктор Смитарст посмотрел на Джин, улыбнулся и произнес:

18 Для примера можно привести следующие высказывания: «Как народ
мы должны стоять на твердом основании вечной истины, которая выдержа­
ла все испытания и проверки. Мы должны крепко держаться наших столпов
веры. Истина, которую открыл нам Господь, - наше твердое основание. Она
и делает нас теми, кем мы в действительности являемся. Время не умалит
ее значения и ценности», — Special Testimonies, Series В, 1904, p. 51.

«В будущем будут возникать разного рода лжеучения, и мы будем нуж­даться в твердой почве. Нам нужно будет крепкое основание. Ни один столп истины, установленный Христом, не должен быть сдвинут. Враг привнесет ложные теории, как, например, доктрину, в которой не будет места святили­щу ■ Это может поколебать веру человека, и он может отпасть от истны. Где мы сможем найти безопасность, как не в истинах, которые Господь открывал нам на протяжении последних 50 лег?» —Reviewand Herald, May25,1905.

19 Елена Уайт, Наглядные уроки Христа, с. 127,128.





Глава 2


Какой же на самом деле была Елена Уайт



— Я хорошо понимаю, что вы пытаетесь сказать, Джин, и я с вами согласен. Да, я считаю, что некоторые из наших членов церкви давно уже не привносили све­жего в свое понимание адвентистского учения, и поэто­му многие библейские истины потеряли свою жизнь. Это одна из причин, по которой они не идут к людям и не делятся с ними этой истиной. Есть смысл в том, что­бы каждое новое поколение становилось своего рода первопроходцем в обнаружении истины. Те идеи, кото­рые вдохновляли наших предшественников, пытавших­ся вписать адвентизм в то общество, в котором они жили, совершенно не вдохновляют наше поколение, в том числе и современную молодежь. И решение наших пионеров не принимать в отличие от других церквей ка­ких-то символов веры, дает нам определенное преиму­щество. В этом и проявляется истинный дух адвентизма.

ВОЗРАСТАЯ В ПОЗНАНИИ

Елена Уайт осознавала, что возрастание в познании истины — это неотъемлемая часть христианской жизни. Она чувствовала, как возрастала сама. Интересно отме­тить, что по мере ее роста возрастала и ее способность понимать, и поэтому Господь открывал ей еще больше. В 1858 году Бог показал ей историю великой борьбы, а затем, в течение последующих лет, продолжал повто­рять эту историю, добавляя к этому откровению все но­вые и новые детали20. Однажды она заметила:

«На протяжении 60 лет я общаюсь с небесными по­сланниками, и я постоянно учусь постигать небесные истины»21.

20 Читатели, которые хотели бы узнать больше о ее духовном росте, мо­
гут прочитать работу Алдена Томпсона «От Синая до Голгофы», которая
вышла в пяти статьях, опубликованных с 3 по 31 декабря 1981 года в
Adventist Review.

21 Этот день с Богом, с. 76.


Когда в 1888 году некоторые особо консервативные лидеры церкви выступили против позиции Ваггонера и Джоунса относительно природы закона в Послании к Галатам, поскольку она отличалась от общепринятой, Елена Уайт смело высказала свое мнение на этот счет. Послушайте, что она говорила:

«Некоторые идеи, представленные Вагтонером в от­ношении закона в Послании к Галатам, если я правиль­но понимаю его позицию, не совпадают с моей точкой зрения по этому вопросу; но мы не сможем открыть для себя истину без тщательного исследования, поэтому я умоляю вас именем Христа, придите к живому Слову Божьему и в молитве и смирении ищите Господа. Каж­дый должен осознавать преимущество исследовать Биб­лию самостоятельно... Я бы желала, чтобы Господь смирил мое сердце и наставил бы меня как Свое дитя. Господь милостиво открыл мне великий свет, а теперь, я верю, Он руководит и другими Его детьми и открывает им тайны Своего Слова. Я желаю получить каждый луч света, который Господь пошлет мне, даже если этот луч придет через кротчайших его последователей»22.

Возможно, лучше всего Божий замысел по отноше­нию к Его церкви представлен Еленой Уайт в записанной ею речи Джона Робинсона, обращенной к отцам-пилиг­римам, готовым отправиться на поиски новой земли.

Доктор Смитарст достал из портфеля довольно по­трепанную версию «Великой борьбы». В главе «От­цы-пилигримы» Е. Уайт рассказывает о завете, который заключили пуритане: «держаться друг друга и ходить пу­тями Божьими, как изведанными, так и неведомыми». Она описала это «как дух реформаторства, как животво­рящий принцип протестантизма». Затем она цитирует из речи Джона Робинсона, пуританского пастора, кото­рый прощается с пилигримами, готовыми отправиться

22 Рукопись 15, ноябрь 1888 г.






Глава 2


Какой же на самом деле была Елена Уайт



на поиски новой земли. Вот эта цитата: «Заклинаю вас перед Богом и Его святыми ангелами: подражайте мне не больше, чем я — Христу. Если Бог пошлет вам новый свет через кого-либо другого, будьте готовы принять его, как вы принимали и от меня всякую истину; ибо я твердо знаю, что у Господа еще много света и истины, которые воссияют со страниц Его святой Книги»23.

Вот такой была Е. Уайт. Она обладала прогрессивным взглядом и боролась против тех, кто сдерживал дальней­шее познание библейских истин. Булл и Локхарт совер­шенно справедливо замечают, что Е. Уайт является самой прогрессивной личностью в адвентизме. Для нее не всегда было легко противостоять тем, кто закрывал дверь для развития богословия. Но при ее жизни многое было достигнуто. Роберт Джонстон, профессор кафед­ры Нового Завета из Университета Андрюса, суммиро­вал все достижения раннего адвентизма в своей статье, опубликованной в Ревъю:

«Итак, молодая церковь возрастала не только числен­но, но и духовно. Она изменила свое представление об организационной структуре и служении, возросла в по­нимании трехангельской вести из 14-й главы Книги От­кровение и скорректировала толкование библейских пророчеств. Она исправила свое понимание личности Христа и триединства Бога, провозгласила великую ис­тину о благодати по вере, обнаружила много того, что необходимо учитывать, признав вместе с тем и необхо­димость от чего-то отказаться. Но по мере того, как ис­тина проверялась, развивалась и провозглашалась, она не утрачивала своих корней и не меняла «столбовых вех».

Это одна из самых выдающихся характеристик адвен­тизма. Не забывая о том, как Господь вел и наставлял ее в прошлом, церковь стремится понять глубже Его руко-

23 Елена Уайт, Великая борьба, с. 291, 292.


водство и наставление. Наша церковь всегда открыта для нового света и готова учиться — искать истину, как сокрытое сокровище»24.

—Замечательно, — произнес Дат. — Вы знаете, я бы
мог гордиться своей церковью, если бы я верил, что она
открыта для того получения большего света, исходяще­
го из Слова Божьего. Я надеюсь, мы всегда будем идти
таким путем?

—Знаешь, Даг, наша церковь всегда боролась за то,
чтобы дверь была открыта, потому что всегда находились
те, кто пытались закрыть ее, — заметил пастор Даунтон.

—Мне кажется, — добавила Джин, — это слишком
самоуверенно считать, что в начале XIX века Господь
открыл все, что нам нужно знать. Я просто не могу с
этим согласиться.

—И пионеры наши тоже не соглашались, — сказал
доктор Смитарст. — Они хотели, чтобы мы строили на
основании, которое они заложили, чтобы мы стояли на
«их плечах». Они не хотели прописывать догматы, веря,
что будущее поколение увидит и узнает то, чего не виде­
ли и не знали они. Понять это — значит уяснить истин­
ный дух раннего адвентизма25.

—Все верно, Джаред, — подтвердил доктор Смитарст,
перебирая бумаги, чтобы прочесть очередную цитату. —
Елена Уайт писала: «Новый свет слова Божьего будет

24 Robert M. Johnston, "A Search for Truth", Adventist Review, undated
history edition, 1983, p. 8. Нил Уилсон, будучи президентом ГК, в свое вре­
мя писал: «Ни один серьезный исследователь, изучающий историю ад­
вентизма, не может изучать наше прошлое без учета этого постоянного
фактора, присущего адвентизму, желания учиться, открытости для пере­
мен и возрастания по мере времени под руководством Божьим», —
Adventist Review, July 9,1981, p. 5.

25 Джеймс Уайт писал: «Было непросто убедить некоторых в том, что
истина, открытая нам сейчас, является истиной именно для данного вре­
мени, а не истиной на все века. Слово Божье подобно светильнику, осве­
щающему место, где мы находимся, и чей свет тускнеет по мере
удаления от него», - "A Sketch of theRise and Progress of thePresent Truth",
Review and Herald, December 31,1857,p.61.






Глава 2


Какой же на самом деле была Елена Уайт



открыт тому, кто поддерживает живую связь с Солнцем Праведности. Пусть никто не думает, что вся истина уже открыта»26.

Когда некоторые подумали, что Е. Уайт изменила свою позицию в отношении природы закона в Посла­нии к Галатам, она дала им ответ в проповеди. Вот что она сказала:

«То, что Господь открывает сегодня своим верным слугам, возможно, не было истиной для настоящего времени двадцать лет назад, но сегодня — это Божья весть, предназначенная для настоящего времени»27.

Итак, при своей жизни Е. Уайт однозначно была са­мым прогрессивно мыслящим и открытым для нового света голосом адвентизма. Но после ее смерти в адвен­тизме произошли определенные изменения, которые значительно повлияли на его облик в целом. В этом ад­вентизм ничем не отличается от других конфессий. Часто происходит так, что после смерти основателей движения следующее поколение стремится во что бы то ни стало сохранить истину, открытую их отцам, и даже канонизировать основателей своей церкви. Это поколе­ние стремится к сохранению тех истин, которые уже от­крыты, даже больше, чем к дальнейшему постижению новых глубин Библии. Конечно, я где-то обобщаю, и наверняка не все согласятся со мной. Но я сейчас гово­рю о превалирующем настрое поколения как такового.

Доктор Смитарст посмотрел на часы.

— О, уже половина десятого. А я даже еще не дошел до того, что намеревался сказать вам на сегодняшнем соб­рании.

26 Советы авторам и редакторам, с. 35.

27 Рукопись 8а, 1888. Утверждение, сделанное Е. Уайт в поддержку
Джоунса и Ваггонера, цитируется из ее проповеди в Миннеаполисе Ти­
мом Кросби в его неопубликованной работе «Ellen G. White and the Law in
Galatians: A Study in the Dynamics of Present Truth».


—Все хорошо, — успокоил его Даг. — Все, что вы сей­
час нам рассказали, очень важно, и я рад, что Михаэль и
Шэрон услышали это.

—Надеюсь, они пожелают присоединиться к нам на
следующей неделе, улыбнулся доктор Смитарст.

Михаэль и Шэрон вежливо кивнули, но доктор Сми­тарст почувствовал, что их согласие было скорее продик­товано уважением к родителям, нежели их собственным желанием.

Когда все разошлись, Даг и Джин начали расспраши­вать Михаэля и Шэрон, что они действительно думают по поводу того материала, который услышали на встрече.

— Мне кажется, нормальный материал, — ответила
Шэрон, — только...

—Что только? — спросила Джин.
Шэрон колебалась.

—Не бойся, говори, — подбодрил ее Даг.

—Ну, хорошо. То, что говорил доктор Смитарст о на­
шей церкви, так отличается от того, что говорят другие.
Я имею в виду, чтобы быть открытыми для новых идей.
Многие члены нашей церкви думают, что все уже давно
известно и ничему новому учиться не надо. Они счита­
ют, что именно наша Церковь обладает полнотой истины.
Когда люди присоединяются к Церкви, они естественно
приобщаются к истине. Ты понимаешь, о чем я говорю?

—Я понимаю, о чем ты говоришь, но что ты думаешь
по поводу того, о чем говорилось сегодня вечером? —
спросила ее Джин.

Шэрон медлила с ответом. Она не хотела разочаровы­вать или огорчать свою маму.

— Я бы гораздо охотнее признала церковь истинной,
если бы эта церковь не настаивала на том, что обладает
всей полнотой истины. Я понимаю, что должны быть
какие-то основы, которые бы признавались всеми. Но
думать, что мы обладаем всей полнотой истины, это






Какой же на самом деле была Елена Уайт



слишком высокомерно. Поэтому я чувствую себя гораз­до комфортнее, услышав то, что говорил сегодня доктор

Смитарст.

— А что ты думаешь об этом, Михаэль? — спросил

Дат.

— Что же, многое из того, что он сказал, имеет смысл.
Ну и что из этого? Какое значение сегодня имеет Елена
Уайт, например, для меня? Я не думаю, что она была в
курсе того, с чем мне приходится сталкиваться сегодня.
Да, она была духовным лидером церкви 100 лет назад,
но, похоже, ей нечего сказать нашему молодому поколе­
нию. Я предпочитаю читать журналы, вроде Relevant,
посещать христианские блоги в Интернете или читать
книги таких авторов, как Макс Лукадо, например. Они в
курсе сегодняшней жизни больше, чем она. И она так
утомительно пишет. Мне скучно ее читать. Вы подарили
мне много ее книг, и я пытался их читать ради вас. Но
они совершенно не актуальны сегодня и поэтому для

меня неинтересны.

— Хорошо, почему бы тебе не задать этот вопрос док­тору Смитарсту и узнать, что он тебе скажет? Постарай­ся сделать это до того, как закончатся наши встречи. Да, спроси у него, почему молодые люди должны сегодня читать то, что она когда-то написала. Я бы тоже хотел услышать ответ на этот вопрос. — Хорошо, отец, я спрошу.

Перед тем как пойти спать, Даг и Джин еще долго об­суждали то, о чем говорил сегодня доктор Смитарст. Многое из того, что он рассказал, было для них ново­стью. Они вынуждены были признать, что достаточно слабо знакомы с историей своей церкви.

— Ты знаешь, Джин, — произнес Даг. — Я согласен с Шэрон, я теперь лучше стал относиться к нашей церк­ви. У нас есть некоторые основы, которые остаются не­зыблемыми, и в то же время мы открыты для Божьего


света. Это совершенно другая концепция адвентизма, отличная от той, которой я был научен, когда пришел в церковь 30 лет назад. Такая позиция мне нравится боль­ше, но самое главное, я могу говорить другим о том, во что мы верим, не утверждая при этом, что мы знаем аб­солютно всё.

— Я с нетерпением жду следующей недели. Мне хо­
чется узнать, что же произошло на съезде Генеральной
конференции в 1922 году. Из того, что доктор нам на­
мекнул, следует, что после смерти Е. Уайт произошли
какие-то события, которые значительно изменили лицо

адвентизма.

— Даг, перестань уже рассуждать, давай ложиться
спать. Даже если ты не хочешь, я хочу спать.





2184981221266645.html
2185104395625731.html
    PR.RU™