Глава V. ВЛАСТЬ и другие дары 2 часть  

Глава V. ВЛАСТЬ и другие дары 2 часть

Аристотель говорит об " эпиикии" 30 как об одной из добродетелей, свойственной руководителю. Именно она позволят ему разорвать узы закона. И действительно, невозможно законодателю предусмотреть все случаи. Тогда руководитель обладает таким чувством справедливости и добра к людям, который перед исключением, перед неожиданным случаем поступает подобно самому законодателю, если бы последний оказался перед этим исключительным случаем.

Группа всегда будут поступать согласно справедливости и определённому закону; потому что в общине нельзя принять решение раз и навсегда; она может распахнуть дверь всем сравнениям, ревностям и претензиям. Но в то же время, если есть правила, должна быть также возможность совершать исключения. Личная власть всегда поставит благо человека выше интересов группы и закона; это будет милосердная и благая власть по отношению к слабым людям и исключительным случаям. Это естественно подразумевает, что власть настоящая, полная любви и готовая служить человеку.

Как стать отцом? То, в чём я уверен, так это в том, что нельзя стать отцом, если прежде ты не был сыном. Можно хорошо руководить только тогда, когда умеешь слушаться. Иисус, перед тем как стал "пастырем", был "агнцем". Он обладает всякой властью именно потому, что он Сын Отца.

В наше время мы оказались перед лицом кризиса власти; а некоторые психоаналитические учения приходят к чувству смерти отца. Но никто не может признать закон, если этому не предшествовало доверие к человеку, который его воплощает. Преступник - это как раз тот, кто восстаёт против закона, потому что он не совершил перехода от нежности к матери к доверию к отцу. Именно поэтому власть непереносима для него. Можно признать закон, только если его воплощает человек, способный к прощению, к пониманию исключений и, прежде всего, к милосердию.

Отец Леон из ''La Poudriere" в Брюсселе говорил мне, что когда община не имеет ответственных, агрессивность членов обращается на самых слабых.

В общине всегда есть что-то, что плохо идёт, и важно, чтобы ответственный знал, кто должен принять и впитать в себя эту агрессивностью.

10. Различные точки зрения на Власть

Я слышу, как иногда в общине говорят, что можно слушаться власть только в том случае, если доверяешь ей, подразумевая полное доверие человеку, который этой властью обладает. Я спрашиваю себя, не ребячество ли это?

В общине власть не всемогуща. Всегда есть контроль, установленные учредительным документом пределы. Ответственность руководителя должна быть чётко очерчена. А затем нужно, чтобы существовал для членов общины законный способ выражения своих беспокойств и своих упрёков, может быть, оправданных, ответственного. Если нет, это подобно распахиванию дверей ропоту и плевелам.



Но желать слушаться только ту власть, к которой питаешь полное доверие, значит искать идеального отца. Это исключает любую власть, избранную на ограниченное время, и какое бы то ни было настоящее участие во власти. Нужно уметь подчиняться человеку, который был назначен или избран согласно конституции, чтобы служить в качестве ответственного, даже если не существует глубоких эмоциональных и дружеских уз с ним. Если эти связи, узы существуют, тем лучше. Но не нужно ждать, чтобы все члены были связаны узами дружбы с ответственным. Подчиняться только при условии того, что существует дружеское доверие, значит распахивать ворота анархии: наконец, к общине приходит смерть.

Речь не идёт о том, чтобы полностью доверять власти, но доверять конституции и братьям с сёстрами, которые избрали этого человека, а равным образом доверять контролирующим и объединяющим структурам, доверять Богу, заботящемуся об общине: более того, Он сумеет воспользоваться кем-то, который кажется некомпетентным, и даст ему благодать, чтобы до конца и компетентно довести свою миссию без особых ошибок. Да, нужно верить в благодать, которая даётся ответственному в силу его должности.

В общине послушание необходимо, если его нет, то это уже не община. Но послушание - не раболепная поверхностная позиция. Это внутреннее прирастание к законной власти, к руководящим структурам и к общему сознанию общины; это поиск общего видения; это прилепление к жизненным принципам и деятельности общины.



Человек - источник разделений и плевел, когда он внутренне отвергает прилепление к этому общинному сознанию, когда он считает себя одиноким в оберегании истины, когда он принимает на себя вид ниспровергателя или спасителя, когда он отвергает законные структуры, когда, наконец, он хочет показать, что он прав.

Совершенно очевидно, что власть может ошибаться, что структуры могут стать обременительными и репрессивными и могут удушать жизнь. Очевидно, что ответственные могут пытаться удержать свои привилегии и быть более не слугами, но наёмниками.

Именно тогда должен вмешаться высший ответственный. Именно тогда нужно попытаться поместить жизнь в нормальное русло, нужно использовать законные пути для наведения мостов общения в истине с ответственными. А если они упорствуют, не желают изменяться, если нет признаков и малейшего развития или стремления к диалогу, нужно искать ненасильственные средства для того, чтобы заставить уступить или измениться несправедливую власть, которая больше не хочет быть слугой.

Марксистская тактика состоит в том, чтобы разоблачить слабости законной власти и этим заставить её отойти, установить анархию, а затем тоталитаризм, основанный на военной силе. Это значит использовать недовольства.

Живущие в общине и не имеющие власти должны всегда чувствовать себя ответственными за власть, замыкающуюся в себе; они должны побудить её, если это необходимо, к братскому диалогу. Но они могут сделать это только в том случае, если они глубоко вовлечены в жизнь общины. Многие люди в общине критикуют ответственных за их спиной; это трусы, страшащиеся сказать им это в лицо.

Просим же вас, братья, уважать трудящихся у вас и предстоятелей ваших в Господе, и вразумляющих вас

и почитать их с особенной любовью за дело их; будьте в мире между собою.

Умоляем также вас, братья, вразумляйте бесчинных, утешайте малодушных, поддерживайте слабых, будьте долготерпеливы ко всем.

Смотрите, чтобы кто кому не воздавал злом за зло; но всегда ищите добра и друг другу и всем.

Всегда радуйтесь.

Непрестанно молитесь.

За всё благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе.

Духа не угашайте.

Пророчества не уничижайте.

Всё испытывайте, хорошего держитесь.

Удерживайтесь от всякого рода зла (1 Фес. 5: 12 - 22).

В общине власть всегда является мишенью. Когда кто-то недоволен собой или общиной нужно кого-то осудить! Часто мы слишком многого ждём от ответственного; мы хотели бы, чтобы он был идеальным отцом, чтобы он всё знал и мог разрешить все проблемы; мы хотели бы, чтобы он обладал всеми дарами руководителя и вдохновителя. Когда мы замечаем, что он не обладает всеми этими качествами, мы чувствуем себя неуверенными. По сути, мы хотели бы иметь такого идеального руководителя, который мог бы сделать членов своей общины уверенными при всех их недостатках и слабостях. Если он этого не делает, его отвергают.

Часто члены общины слишком зависимы от своего ответственного, всегда и повсюду доискиваясь его благорасположения. У них раболепное отношение к нему. Затем, неудовлетворённые его отношением, они осуждают ответственного за его спиной. Руководитель часто вызывает или сервилизм, или агрессивность.

Отношения с властью часто перекликаются с теми отношениями, которые существовали у членов общины с родителями, когда они были детьми. Когда эти отношения были трудными, когда родители мало уважали их свободу, не слушая их желаний, но настаивая на собственных, сердце детей оставалось полным гнева и грусти более-менее выраженных, исполняясь подозрительности к любой власти. Отношения с ответственными будут зависеть от всех этих чувств и глубоких комплексов. Как только руководитель вмешивается, они встают на дыбы, не хотят принимать его, отвергают контроль с его стороны за какими бы то ни было своими делами. Они хотят, чтобы он одобрял и благословлял всё, но как только они замечают, что он чего-то не одобряет или ставит под сомнение, они уходят в себя. Им часто нужно приложить огромные усилия для того, чтобы увидеть в руководителе прежде всего человека, который не способен сделать всё, у которого есть какие-то недостатки, но который вместе с тем обладает даром, который он должен проявлять, и что он должен с каждым днём всё более возрастать в осуществлении своего дара. Часто они не допускают, что у власти есть свои недостатки. Они не могут вести себя по-простому с ответственным, им очень сложно найти с ним общий язык в истине. Все их беседы окрашены страхом и ребячеством.

Очень часто они возводят руководителя на пьедестал, идеализируют его, а затем нападают на него, словно желая, чтобы мишень была более доступной. Они всячески избегают поразить его прямо в сердце; они довольствуются тем, что ранят его в ногу. Если бы они его убили, это была бы катастрофа, потому что другой был бы вынужден возложить на себя его роль, а этого они не хотят.

Для ребёнка на пути человеческого становления самый трудным для преодоления этапом может стать переход от зависимости от родителей и от агрессивного к ним отношения к дружбе и диалогу с ними, к признанию их благодати и дара. Полностью становишься человеком, когда обретаешь внутреннюю свободу и реальную свободу суждения, но также когда полностью принимаешь дар других и позволяешь всему существующему в них прикоснуться к себе. Это переход от зависимости к взаимозависимости. Тот, кто осуществляет власть, должен обладать важной миссией помогать людям совершить этот шаг. А для этого шага необходимо, чтобы люди преодолевали кризисы и тревоги, прежде чем мало помалу достигнут нового внутреннего освобождения.

Уметь найти общий язык с властью и слушаться её - очень важное качество в общинной жизни.

11. Стать знаком прощения

Прощение находится в сердце христианской общины. Руководитель должен быть знаком и образцом этого прощения. Он должен уметь прощать "семь раз по семь" все те проявления агрессивности и антипатии, мишенью которых он становится. Он должен постоянно учиться тому, как достичь людей именно как людей и позволить им приблизиться к себе именно как к человеку, зная, что необходим долгий путь для каждого из них, чтобы войти в адекватные отношения с властью. Этим прощением и в нём руководитель признаёт и преодолевает собственные страхи и свою охранительную позицию, которые влияют на него, делая его тоже агрессивным или избегающим других. Прощение означает всегда находиться в состоянии открытости и расслабленности, пытаться понять и быть терпеливым по отношению к тем, кто имеет к нам претензии.

Стефан Верни 31 следующим образом излагает эту истину: перед враждебностью и сервилизмом руководитель может действовать по-разному. Он может направлять позицию группы к основополагающим целям и, таким образом, ослаблять агрессивность, направленную против него. У него могут быть личные и полные теплоты отношения с кем-то из группы, при этом поддерживая свой контроль над группой, рассматриваемой как целое. Эти две тактики могут оказаться благотворными и улучшат здоровье группы. Но если есть желание, чтобы группа достигла жизни "нового века", тогда, вместе с этими двумя формами власти, он должен применять и третью: совершить шаг к группе в этом процессе прощения, представляющем собой самое главное в его жизни. Он должен вполне осознавать смешение добра и зла, присутствующее в нём и в группе, и должен пройти этот опыт смерти и воскресения, благодаря которому они могут быть разделены и преображены. И это он должен совершить не единожды, но совершать всегда. Иисус выразил это притчей, но реалистично:

Он должен каждый день нести крест свой (Матф. 16: 24).

Согласно тому же самому образу мыслей, руководитель должен быть очень терпеливым к медлительности и посредственности своей общины. В силу своей освящающей благодати, он, может быть, обладает более правильным видением общинной жизни; он, может быть, лучше, чем его братья и сёстры, понимает её потребности, чувствует её развитие, призыв Бога к ней и необходимость быть более неподдельными и верными. Нормально, что его братья и сёстры более медлительны. Руководитель не должен отвергать их, настаивая сразу же на своём видении и ещё менее должен он уличать их. Своей нежностью, своей сладостью, признанием всех, своим терпением и, прежде всего, своим смирением, он должен порождать дух доверия, чтобы его братья и сёстры, в свою очередь и в своё время, развивались не согласно своим представлениям, но согласно видению Божию относительно общины и всегда умели слушать, прощать и уважать ритм жизни каждого. Мне очень нравится ответ Иакова Исаву, когда тот пригласил его идти вперёд первым:

Иаков сказал ему: господин мой знает, что дети мои нежны, а мелкий и крупный скот у меня дойный: если погнать его один день, то помрёт весь скот.

Пусть господин мой пойдёт впереди раба своего, а я пойду медленно, как пойдёт скот, который предо мною, и как пойдут дети (Быт. 33, 13-14).

12. Возложить на себя ответственность за общину

Одно из предназначений ответственного - создать атмосферу взаимопонимания и совместной ответственности за общину. "Возлагая на себя ответственность за жизнь группы в этом мире, - пишет ещё Стефан Верни, - он обеспечивает ей пространство уверенности (пространство для того, чтобы двигаться, время для того, чтобы принять новые реальности, новые возможности изменения), в котором они безопасно могут испытывать новые способы взаимодействия с миром. Это соответствует тому, каким образом мать вынашивает плод, а впоследствии заботится о малыше, каким отец возлагает на себя ответственность за мать и ребёнка, а затем за семью"32 .

Неуверенный и боязливый руководитель, заботящийся о собственной власти, не позволит общине развиваться. Он очерствит её в соответствии со своим статичным поведением. Руководитель должен быть внутренне достаточно свободным и обладать достаточным доверием к группе и себе самому для того, чтобы сделать возможным развитие, проявление жизни группы. Поэтому не следует позволять рутине повседневности удушать нас. Напротив, он должен поддерживать дистанцию, необходимую для того, чтобы всегда устремлять глаза и сердце на самое главное в общинной жизни. Таким образом, он позволит группе продвинуться на новые пути и вселит в неё мужество для этого.

Таким же образом, он обеспечит конкретным людям пространство, которое позволит им двигаться и осуществлять свои устремления. Руководитель - не просто блюститель закона, даже если это один из аспектов его деятельности; он здесь для того, чтобы гарантировать свободу и становление людей в согласии с вдохновениями Божиими. Это настоящие вдохновения, которые существуют для создания общины и соответствуют её собственным основополагающим целям, даже если община может не признавать их тут же в качестве таковых. Часто эти вдохновения могут даже мешать общине, ставя её развитие под вопрос, но подобные факты, подобные призывы к самому главному необходимы. Руководитель должен признать подлинность этих вдохновений и содействовать тому, чтобы они были признаны общиной.

Даже очень ограниченные и хрупкие люди, если они сотрудничают с властью, хорошей властью, то есть обладающей видением развития, состраданием и крепким сердцем, могут совершать удивительные дела. Они принимают участие в деятельности власти, пользуются её даром. Богатство общины состоит в том, что все могут разделять хорошие стороны и дары друг друга.

Иногда трудно облечённым такой властью, которую можно было бы назвать властью-посредницей, ответственность которой ограничена определённой сферой и должна согласовываться "с" и "в" целостности. Они непосредственно ответственны за кого-то другого. По сути, каждый ответственный является ответственным за другого, и всегда существует Административный Совет помимо директора.

Не всегда легко отличить ту область, в которой они могут принимать решения, не согласуя их с высшим руководителем, от сфер, в которых согласовываться с ним хорошо и необходимо, выслушивая его, понимая, что он думает, и признавая его власть. Некоторые ответственные не желают уведомлять высшего руководителя, потому что хотят быть более свободными и иметь возможность делать то, что они хотят бесконтрольно; они поступают так, словно они одни руководители. Другие поступают прямо противоположно: они так боятся власти, что ссылаются на неё каждую минуту во всех мелочах. Они становятся лишь раболепными исполнителями. Нужно найти справедливый средний путь между этими крайними точками: полностью принимать на себя собственную ответственность перед Богом, согласуясь с Ним, но согласовываться также и с высшим ответственным в истине и с открытым сердцем. Это требует прозрачного сердца, которое не пытается испытывать что бы то ни было ради своего самоутверждения.

Я каждый день всё больше обнаруживаю, что ответственность - удивительный путь возрастания в Духе. Конечно, это крест. Есть даже опасность мыслить власть как положение, заслуженную должность, которая приносит некоторые преимущества и престиж. Но если осознаёшь всю тяжесть роли ответственного, то есть роли нести на себе людей, если признаёшь этот крест со всем тем, что это в себя включает, - это удивительный путь становления.

Чтобы терпеливо нести этот крест, с мудростью и радостью, нужно, чтобы ответственный по-настоящему прилепился к Духу Божию. Более чем кому бы то ни было другому ответственному нужно проводить время со своим Богом. Если нет, то он может потерять чувство дистанции, потерять покой; если у него нет времени, чтобы слушать, он теряет свет.

Молитва Соломона должна бы быть молитвой каждого ответственного:

Даруй же рабу твоему сердце, исполненное справедливости, чтобы править народом твоим и различать, что добро и что зло (3 Царств 3: 9).

13. Дар пастыря

начале своей жизни человек всё получает от родителей. Они обеспечивают его всеми материальными благами: кормят его, обеспечивают уход, моют, но, прежде всего, дают ему уверенность. Их любовь и самопожертвование питают и пробуждают его сердце. Затем, по мере того как малыш растёт, они сообщают ему язык и следят за ростом его ума. Они передают ему религиозную и моральную традицию; именно они отвечают на первые вопросы ребёнка, на все его "почему?".

Но со временем ребёнок обнаруживает, что родителей недостаточно. Другой должен питать его ум - школьный учитель; другой должен помогать возрастать ему в молитве и познании Бога - священик и сестра. Именно таким образом мало помалу возрастая, по мере того, как различные пласты его бытия пробуждаются, ребёнок обнаруживает новые точки опоры для своего становления и разнообразные формы власти. Особым образом отец и мать учат его жить в семейной общине с братьями и сёстрами, передавая ему традицию, умение жить и понимание того, что можно, а чего нельзя. Священник формирует глубины его сознания и тайну его личности, в которой сокрыты семена, брошеные Вечным. Эта потаённая сторона может быть закрытым садом для его родителей, которые не обязательно обладают правом проникать в него. Если сын хочет огласить свой секрет, они должны принять его с полным уважением. Учитель ума, которого он встречает в школе, - ещё одна точка опоры. Он формирует не тайну личности, не её сложную жизнь, будь то в общине, в семье или в традиции, но помогает человеку понять постижимость вселенной и человеческкую историю, историю спасения.

Таким же образом у истоков общинной жизни стоит отец, возлагающий на себя практически все функции; он может быть одновременно отцом общины, руководителем, духовным отцом или пастырем и учителем ума. Но со временем эти функции нужно разграничить. Он должен помогать членам общины понять священника, пастыря, который может помочь им в тайне их личности; он также отчасти должен стать учителем ума. На этих страницах я отличаю ответственного или руководителя общины от пастыря, который пробуждает тайну личности; это духовный отец, но его роль расширяется по мере духовного роста личности. Сначала человеку нужен пастырь-отец, который постепенно становился бы духовным путеводителем, советчиком, а затем свидетелем его возрастания.

Нужно остерегаться людей, берущих на себя обязанности пастырей или советчиков, не получив на это миссии или власти. Они стремятся иногда держаться за духовную власть без всякого контроля.

Некоторые общины попадают в ловушку, придавая роли ответственного за общину роль пророка, духовного руководителя и терапевта. Ответственный становится тогда всемогущим пастырем. Опасно одновременно исполнять функции руководителя и того, кто знает и ведёт глубины сознания человека.

Ответственный, являющийся также духовным руководителем, рискует манипулировать людьми посредством своей духовной власти ради хорошего функционирования общины. Тогда он больше не прилагает усилий, чтобы помогать людям возрастать в верности к Богу в глубинах своего сознания, но считает их неким преобретением, которые должны трудиться на благо общины. Это опасно и распахивает двери многом злоупотреблениям.

Таким же образом и люди могут засадить в ловушку ответственного. Они могут оказать ему какую-то услугу, которая свяжет его с ними и причинит ему много трудностей в эффективном осуществлении своей власти. Они даже могут внушить ответственному, что только он может понять их или помочь им. Этим своего рода "эмоциональным шантажом" они загоняют его в западню. Именно поэтому в некоторых случаях ответственный не должен бояться сказать тому или иному члену общины, что он не может помочь ему в тайне его сердца или в психологических проблемах. Он в общине для того, чтобы помочь ему обрести своё место в общине и хорошо исполнять свои задачи.

Роль отца семейства отличается от роли психотерапевта или священника. Нужно избегать смешения различных областей.

Иногда я немного беспокоюсь, когда вижу, что общины рождаются под руководством или ответственностью очень сильного пастыря или группы крепко единых пастырей, поскольку эти общины лишены традиций, установлений, истории и какого бы то ни было контроля со стороны признаваемой внешней власти, узды, которая препятствовала бы этим пастырям прельщаться своей ролью, смаковать её, считать себя совершенно необходимыми и подсознательно приобретать господтвующее положение. Также существует риск спутать общинную власть и власть духовную. Было бы хорошо и полезно, чтобы эти духовные пастыри как можно скорее предоставили другому действенное руководство общинами для того, чтобы быть более свободными в осуществлении своего священнического или пастырского дара.

Пастырь никогда не должен становиться "всемогущим"; нужно любой ценой не допускать возведения его на пьедистал святости, пророческой силы или власти. Самая большая опасность для пастыря или руководителя заключается в том, чтобы верить, что ты всегда прав, что ты семи пядей во лбу, что Бог с тобой. Нет, любой человек может ошибаться.

Иногда слабые люди, дабы обрести уверенность, стремятся обоготворить своего пастыря. Это неправильно, это нездоровый признак. Именно их неуверенность подталкивает их превратить своего пастыря в того святого утешителя, который может их во всём наставить.

Каждый человек представляет собой смешение добра и зла, света и тьмы. Настоящим пастырем является тот, кто смирен, знает свою ограниченногсть, не вмешивается в то, что его не касается, уважает дары и харизмы других. Это тот человек, который умеет исчезнуть. Он принимает тайну личности на том уровне её бытия, которым она участвует в Боге, но не препятствует другим помогать этой личности обрести свой место в общине.

Мы говорили однажды на Совете "Ковчега" о необходимости обзавестись институтом советников для молодых помощников. Хубер сказал, что нужно отличать наружный глаз от наружного уха.

Наружный глаз - это человек, который по своей роли смотрит, как другие справляются со сферой своей ответственности, поддерживает их, ведёт их и периодически контролирует. Этот внешний глаз необходим для того, чтобы помочь другому справиться со своей ролью.

Наружное же ухо слушает. Лучше, чтобы оно не имело ни власти над человеком, ни полномочий по отношению к нему. Если это не так, оно рискует быть недостаточно объективным, смотреть на вещи с предубеждениями.

Хубер отличал две эти функции от той, которая заключается в том, чтобы пробуждать сердце человека и открывать его величайшей щедрости, то есть готовности возложить на себя новую ответственность. Мне очень нравятся эти разграничения.

В жизни существуют моменты, когда всё представляется в ясном и умиротворяющем свете; понимаешь призыв Бога к тебе в глубине своего бытия. Чувствуешь себя призванным войти в Завет с Ним и с бедными. В эти моменты света и покоя важно высказать какому-либо свидетелю то, что ты в тайнике своего "я" ощущаешь: свет, сияющий внутри себя, сообщающий тепло и придающий уверенность. Этот свидетель: пастырь, священник, человек или женщина Божии из своего опыта дают советы о том, как нужно отвечать на призыв. Они подтверждают: "Ты не заблуждаешься", "Действительно, ты чувствуешь это", "Ты можешь следовать этому призыву", "Будь верным".

Для того чтобы возрастать и, прежде всего, преодолевать периоды тревоги и духовного мрака, которые неизбежны в общинной жизни, нужен свидетель и духовный советчик. Тот, кто впервые утвердил нас в нашем призвании, впоследствии вновь призывает нас к Союзу и свету, как когда-то. Он призывает нас к верности. Все мы нуждаемся в таком человеке-памяти, который сопровождал бы нас днём и ночью, зимой и летом, во время мрака и света и знал бы тайну нашего сердца.

Я всё больше поражаюсь сегодня тем трудностям, которые испытывают многие люди, пытающиеся разпознать своё настоящее призвание. Когда-то они выносили суждение в согласии с законом и объективностью. Речь шла о том, чтобы слушаться, и этого было достаточно. Теперь же это распознавание опирается всё более на субъективное умение слушать; нужно слушать свои же чувства: если мы взволнованны, значит не такова воля Божия. От полной объективности и опоры на закон мы перешли к полной субъективности. Кажется, мы забывем, что существует огромное различие между покоем, являющимся тем даром, который превосходит всякое разумение, и психологическим покоем. Если мы живём мечтами или заблуждениями, или же, если мы полны комплексов, а кто-то приходит восстановить нас в истине, исцеляя нас от комплексов или грёз, эта встряска волнует и раздражает нас. Для того чтобы пребывать в истине, нужно иногда терять психологический покой. Покой на самом деле боговдохновенный часто проистекает из страданий и уничижения, от волнения, психологически принятого. Он приходит как дар Божий, возникающий из нашего собственного внутреннего бытия и из наших ран. Он сходит к нам в присутствии Божием и при желании служить нашим братьям и сёстрам. Он помогает нам нести крест.

Таким же образом люди, ищущие своего призвания, иногда так затуманены своей маленькой востребованностью, что больше не чувствуют воплей страданий и зова бедного. Часто обнаруживаешь своё собственное призвание, слушая призвания других.

У меня появилось впечатление, что жизнь многих людей в нашу эпоху отмечена борьбой между желанием независимости и признанием взаимной зависимости. В современной психологии некоторые течения, кажется, говорят, что нужно освободиться от отеческого влияния, как будто каждый из нас мог бы стать полностью независимым в своём мышлении, в своих суждениях и в своей чувственной жизни. Но часто, считая себя свободными от отеческого мышления, люди испытывают влияния, а следовательно, зависят от мировоззрения окружающей среды. Не очевидно, что человек знает, когда и каким образом освободиться. Важно, чтобы мы были свободными не для того, чтобы быть свободными, но чтобы служить и любить как можно сильнее.

В наши дни всё возрастает потребность в пастыре, который помогал бы людям превозмогать свои эмоции и психологическую успокоенность к поискам собственной самобытности и свободы, услышать призыв Божий и крики пребывающих в отчаянии и войти в Союз с ними.

Священник-пастырь, духовный наставник, свидетель должен знать человеческое сердце. Но также и прежде всего он должен признавать пути Божии, знать как Святой Дух ведёт людей и что Он - Учитель любви. Психология полезна при условии, что она преололевается. Психолог пытается избавить человека от комплексов, психологически освободить его. Человек же Божий помогает человеку жить со своими комплексами и своими проблемами, возрастая в послушании воле Отца и в любви к Иисусу, братьям и сёстрам, в верности и смирении, будучи уверен, что это один из лучших способов заставить исчезнуть эти комплексы и психологические трудности. Он будет помогать человеку во свете Божием.

Священник, или свидетель благодати Божией и тайны человека, это тот, который может помочь человеку разпознать добро на великих поворотах жизни. Он различит при свете те дары, которые тот получил. Именно поэтому важно доверяться ему не только во времена кризисов, когда ищешь уверенности и утешения, но также во времена света и благодати.

Священник, человек или женщина Божии это те люди, которые помогают нам обнаружить смысл наших испытаний и прежде всего помогают нам использовать их. Когда мы проходим через разочарования общинной жизни, когда мы чувствуем себя отвергнутыми и отстранёнными, они призывают нас: "Не беспокойтесь, это момент испытания. Это смерть, но ведь ты знаешь, что нужно умереть со Христом, чтобы с Ним и воскреснуть. Подоржди рассвета; будь терпелив. Помни о Завете". Грех не воспользоваться нашими страданиями, нашими отчаяниями и нашими неудачами для того, чтобы духовно возрасти. Мы так легко остаёмся непреклонными перед лицом наших неудовлетворённостей, гнева или депрессий.


2182613947111395.html
2182686716113469.html
    PR.RU™